" В погоне за мгновениями"

Расширенный вариант статьи опубликованной в газете "Новости недели" от 1 октября 2009 года в приложении "Время НН"

                                                                            Александр Вишневецкий

Под таким названием совсем недавно в этом году вышла в издательстве "Лейвик" в Тель-Авиве прекрасно оформленная  книга Ицхака Лудена на языке идиш.

Обложка нового двухтомника Ицхака Лудена "В погоне за мгновениями"

 

 Новая книга автора "В погоне за моментами" представляет собой значительный вклад в современную публицистику. Подзаголовок книги "Актуальная журналистика сегодняшнего и прошедших дней" отражает истинное содержание весьма   емкого двухтомника с общим объемом в 964 страницы. Луден приводит в этой книге около 200 статей, репортажей, корреспонденций, фельетонов из более 5000 статей, написанных автором и напечатанных в газетах и журналах на идиш в мировой прессе в течение многих лет его журналистской работы. В них отражено многообразие политических и общественных событий второй половины прошлого и начала нынешнего столетия, показана   повседневная  жизнь страны Израиль и еврейского народа, пережившего Холокост в Европе.

Характерны названия разделов книги, в которых систематизированы материалы: "Что будет завтра?", Драма повседневности", Обычаи в Израиле", "Судьба языка идиш в еврейской стране", "Вечное мгновение", "Человек, кто ты?", "Напротив стеклянной клетки" (имеется в виду суд над нацистским преступником Адольфом Эйхманом), "Из ближайшего прошлого", Взгляд во вне", Взгляд внутрь искусства", "Жизнь рассказывает", "Переводы", И остаться человеком" (полемика, мысли), "Замечания о нормировании языка" (имеется в виду идиш)..

Название книги выбрано не случайно. Главная задача журналиста, по мнению Лудена, поймать важный момент происходящего и увековечить его. Моменты времени, становящиеся началами каких-то наступающих важных процессов - становятся элементами истории. Журналист- это охотник за событиями, и  в отличие от писателя - описывающего ситуации, журналист их  записывает. Он информатор и  посредник между ситуацией и публикой.

Профессиональные историки основывают свои исследования на документах - в большинстве официальных, на фактах и проявлениях, связанных с действиями и намерениями официальных властей, "массовом мнении", на основе господствующих и действующих представлений. Подлинная история человечества, однако, пишется не в официальных документах, но в ежедневной и периодической прессе, в печатных и электронных средствах коммуникации. Книга отражает моменты, которые репортер увидел в их реальном временном отрезке, но которые со временем  забываются людьми, исчезают вместе с прочитанными и выброшенными газетами, где были напечатаны, и в силу сказанного становятся   потерянными  для человечества. Поэтому так важно законсервировать  эти подробности  повседневной действительности в их пойманном непосредственном проявлении прежде, чем они станут приукрашены и приодеты в литературные и художественные одежды. Моменты, которые выхватывает  и записывает журналист, отражают действительность времени. В то же время, охотник за моментами, журналист, не  является объективным обозревателем. Вообще нет объективного обозрения. Восприятие действительности - это абсолютно субъективный процесс и такова эта книга, результат особой, персональной точки зрения, основанной на мировоззрении автора и его воспитании, с его идеологическими воззрениями и многолетним  опытом. В данном конкретном случае - это опыт поколения, которое пережило Катастрофу польского и восточно-европейского еврейства. Это взгляд человека, близкие которого погибли в Варшавском гетто, пережившего затем преследования сталинского режима, куда он бежал из захваченной фашистами Польши. 

Луден полагает, что  прежде  чем газета превращается в свидетеля истории, она служит  человеку как его духовная пища. Проницательный читатель хотел бы читать хорошие, радостные новости, чтобы иметь спокойный, беззаботный  день. Но когда он видит газету с просто позитивными новостями, она часто становится для него неинтересной. Он начинает искать драму и эмоции для своего "духовного завтрака". Журналист ищет для него такой материал в повседневной действительности, в политике и во всех других ветвях жизни общества. И театр жизни производит драму и эмоции полными ведрами.

Задача прессы - рассказать правду, насколько журналист знает свой объект согласно этическим нормам  времени, места и общества, в котором мы живем. В эти 2 толстые тома книги  входит только маленькая часть отрезков времени, маленькая связка пойманных, но очень важных и значительных моментов жизни нашего поколения.

Порядок статей не хронологический, но их содержание, которое  мы читаем через десятки лет, как и более современные материалы книги, нередко звучат вновь знакомыми и опять актуальными. Это касается особенно политических репортажей. Книга Лудена, может служить книгой о времени - мосте между эпохами в беге поколения, уцелевшего в Катастрофе

Ниже представлен перевод с идиш одной из статей книги И.Лудена, присутствовавшего в качестве журналиста на процессе Адольфа Эйхмана в 1961 году. Перевод выполнен автором данного материала.

                     

Из дневника по процессу Эйхмана.  Адольф Эйхман учит главу " Идишкайт"

                                                                                          Ицхак Луден

Необычная картина: зал суда внезапно превратился  в кафедру еврейской истории. Перед свидетельской трибуной стоит профессор, и те же люди в зале, которые, несколько дней тому назад еле сдерживали свои нервы, чтобы они не взорвались от возбуждения во время обвинительной речи прокурора и при заслушивании голоса Эйхмана из связки звуков, как с того света - теперь сидели как  послушные студенты  и прислушивались к духовно богатому  реферату о еврейской культуре, о еврейских общинах, о еврейской экономической  деятельности, о еврейских гениях, о еврейских представителях мировой культуры.

Вместе с этими "студентами" в своей стеклянной камере сидел  сам дьявол, прислушивался  с интересом к лекции  и изучал "главу идишкайт"... Он сидел c удовольствием, с пальцем приложенным  к одной из сторон его лица. Губы на этот раз уже не были так сжаты, время от времени даже открывался рот от  любопытства. Пальцы в этот раз уже у него не дрожали. Просто, как "один из аудитории". Как будто он сидел на школьной скамье, а не на скамье обвинения... Но эти два охранника, полицейские у его стеклянной камеры напоминали публике, что это собственно суд- суд истории. И перед судом истории также стояла  история сама.

"Я клянусь Б - гом, что все, что я свидетельствую в суде - это будет правда, вся  правда и только правда"...

Вы такое уже слышали, что, приступая  к реферату по истории, профессор  клялся Б-гом, что он будет говорить правду, полную правду, и только правду?

Профессор Шолем Барон, Сало - Витмаер Барон, из  местечка Тарнов в Галиции, ныне профессор  еврейской истории в Колумбийском университете, на этот раз впервые в своей жизни начал лекцию клятвой Б-гом со свидетельского места. Впервые в его многолетней практике, он также перед началом лекции должен был сообщить аудитории  подробности своей автобиографии, перечислить свои академические звания, свои научные труды: родился в Торнове, учился в Вене, получил звание доктора философии в 1917 году, доктора  государственных наук в 1922 году, доктора юриспруденции в 1923 году, звание раввина  получил в раввинатском семинаре в Вене... Издал книгу в трех томах об истории еврейских общин до эпохи французской революции, книгу под названием "Современный национализм и религия", теперь он главный редактор "Истории еврейского народа", которая будет издана в 21 томах. Он читал лекции в разных университетах в мире. А теперь он читает лекцию еврейской истории... в зале суда "Народный дом" в Иерусалиме, где Адольф Эйхман был  одним  из его слушателей...

Какой иронией кормит нас история! Еврейская история как свидетель в великом историческом процессе.

Когда судят обычного убийцу, слушают свидетелей, которые описывают жертву. Профессор Соло Барон описывал жертву судимого убийцы. Жертвой был здесь еврейский народ и его прославленная история, которая была зарезана, уничтожена и сожжена в самой  середине ее великолепного

расцвета, совместно с  уничтоженным  народом. Судьи пользуются параграфами - историки пользуются историческими терминами, датами и статистикой. Но в академическом реферате профессора Барона опять ожил народ, которого уже нет. Тысячи еврейских общин пробудились к жизни, с их тысячелетним прошлым, с их общественной, экономической, религиозной, культурной и филантропической деятельностью. Еврейские кассы помощи  и милосердия, библиотеки,  газеты, поселения, хедеры, еврейские светские школы, школы культуры, партии, молодежные организации, еврейские банки,  раввины, еврейские писатели и художники, еврейские ученные. Ожила еврейская жизнь в Польше,  Литве и Латвии в эпоху их расцвета между двумя мировыми войнами; полный объем  выстроенного воспитания польского еврейства: тысячи хедеров, 18000 парней в ешивах, 10 тысяч детей в 86 светских школах на идиш, сорок две тысячи  детей в школах культуры и гимназиях; 88 % еврейских детей в Литве воспитывались в школах с обучением на идиш; 85% в Латвии... Литература на идиш и иврите... Перец, Шолем - Алейхем, Райзен, Шолем Аш,...Бялик, Черняховский... Культурная еврейская деятельность во Франции, Румынии, Голландии... Еврейская пресса... 30 ежедневных еврейских газет в Польше! 138 периодических изданий. 854 еврейских пресс-пунктов в Европе! Еврейский ежемесячный научный журнал, издаваемый в Германии около 90 лет, около 70 лет во Франции...

Сколько чудесных сокровищ переходили  от поколения к поколению - до поколения Катастрофы, когда немецкая нацистская бестия наложила свою брутальную  руку на еврейское тело и на еврейский дух.

А сколько культурных сокровищ дал еврейский народ не еврейскому миру, среди них также  немецкому народу господ! В зале слышны  имена "немецких" писателей, как Вассерман, Фейхтвангер, Гейне, Верфель, Брод...

Польские  писатели Юлиан Тувим, Антоний Слонимский... Французский Марсель Пруст... И первые  наибольшие гении человечества Альберт Эйнштейн, Зигмунд Фрейд, Бергсон, Биркгейм, и еще, и еще - кто сможет их всех перечислить, эти тысячи людей, которые выросли из еврейского народа и оставили  свою гениальность в наследство не еврейскому миру, который только присматривался к Катастрофе народа Израиля...

Ученый профессор не проигнорировал даже процитировать  Ленина в своем  большом свидетельском реферате. В 1903 году Ленин  в газете "Искра" назвал политику  "Бунда" реакционной, считая, что она  касается  национальной  еврейской жизни, и что это "философия гетто". Но, в 1917 году он свое отношение изменил,  и богатая культурная еврейская жизнь расцвела в Советском Союзе в двадцатые годы. Даже были собственные постоянные  еврейские советы в Белоруссии и Крыму.

И это все - благодаря необычной ментальности еврейского народа, благодаря его передовым свойствам, которым он всегда следовал, даже в самые тяжелых условиях, продолжая развивать свое духовное наследство.И вот на эту   духовную  жизнь еврейского народа нацелилась нацистское животное.

"Во все времена  были садисты всех мастей. Были нападения  на синагоги и на кладбища, и в этой области немцы всегда были первыми"- объяснил профессор Барон.

Немцы были теми, которые ввели организационный экстремизм, первыми, которые дали антисемитизму биологическое толкование, построив его на основе животного расизма.

Сидит он, притеснитель, враг, и прислушивается к лекции  о еврейской истории в "разделе идишкайт". Может он вспоминает и сравнивает  с  лекциями, которые он когда-то слушал у берлинского раввина, когда он готовился прочувствовать свои задачи перед тысячелетним рейхом.

По выражению его лица  трудно поверить, что он отдает себе отчет из этой лекции. Трудно определить или он знает, что это за счет, который ему предъявлен, и что за этот счет он должен будет заплатить - от имени своих друзей из народа, которые вместе с ним, под его руководством уничтожили  вот это сокровище еврейского прошлого, еврейского духа.

Теперь приходит  печальный итог, который подводит наш профессор истории. Что осталось после Катастрофы. Саму Катастрофу ему не надо описывать - итог не менее страшен, чем сама Катастрофа: потеряны шесть миллионов... В местечке рождения профессора, Тарнове, он из 20 тысяч евреев встретил только 20 (и то не все из Тарнова), когда он  там побывал после войны. В этот момент поднялся ученый защитник Эйхмана, доктор Сервациус, чтобы завести философский спор с еврейским историком о корнях антисемитизма, о Гегеле и Штейнберге, о влиянии индивидуума  на ход истории, и он хочет сделать вывод "что вот хотели уничтожить  народ, но  этому делу помешали, и возникла цветущая страна"...

Также протоколы  сионских мудрецов были упомянуты, и другие темные  главы ненависти к евреям. Но все, все самое страшное из тех темных глав, осталось потускневшим и не сопоставимым с ужасающим итогом, что представил профессор Барон: от 6 до 7 миллионов   людских потерь   и квалификационные  потери еще больше. Потому, что если бы не Катастрофа, то наш народ  сегодня насчитывал бы более 20 миллионов душ.

"Эйхману удалось  устранить евреев в Австрии. Он провел образцовую работу в генерал - губернаторстве и в Чехословакии. Провел еврейские акции с необходимой твердостью. Благодаря его деятельности он может  обеспечить безопасность от риска  немецкому рейху" - так говорится в одной из рекомендаций к повышению  воинского  звания оберштурмбан -убийцы Адольфа Эйхмана, да будет стерто его имя!      

Повышение в ранге он определенно получит...

Статья была напечатана  в газете Лецте найс (Последние новости на идиш) 26 апреля 1961 года.

 

 

Цена двухтомника 150 шекелей. Тел / факс 5714010 03, интернетовский адрес

luden@netvision.net.il

 

 

СПРАВКА

Ицхак Луден известный журналист с 56-летним  стажем  работы в этой области. Он проработал 38 лет в редакции газеты "Лецте найс" (Последние новости) на языке идиш. С 1971 года и по настоящее время является редактором журнала "Лебнс - фрагн (Вопросы жизни) на языке идиш. Он имеет высшее образование в области  философии и истории искусства. Ицхак прекрасно рисует. Является  лауреатом литературных и журналистских премий от разных идишистских организаций и фондов в Израиле, США, Мексике, и среди них премия Ицхака Мангера. Им опубликованы несколько авторских книг и книг - переводов. Особенно высокопрофессиональной и интересной является, на мой взгляд, его книга "Жемчужины из рая" о художниках и искусстве, написанная на языке идиш.

к списку статей

Hosted by uCoz