К списку статей

Иллюстрации к статье

 ИЗ АРСЕНАЛОВ НАЦИСТСКОЙ ПРОПАГАНДЫ

                                                                            Александр ВИШНЕВЕЦКИЙ

Опубликовано в  газете Новости недели 24 марта 2011 года  в приложении Время НН

 

Из года в год благодаря обильной финансовой поддержке со стороны арабских режимов, купающихся в нефтедолларах, нарастает мутный вал антисемитской и антиизраильской пропаганды. Невольно бросается в глаза, что ее методы опираются на опыт и многие стереотипы юдофобской пропаганды, использованные нацистской Германией в Восточной Европе в годы Второй мировой войны

Нацистская пропаганда на оккупированных территориях основывалась на антисемитских традициях, которые глубоко укоренились в широких массах многих этносов. Не случайно именно в этих странах во время Холокоста от рук местных пособников нацистов погибло большинство евреев в городах и местечках, в концлагерях и гетто. Одним из важных мотивов, используемых в пропаганде, были вымыслы о том, что евреи стремятся к мировому владычеству, и это сказывается на благосостоянии народов. На захваченных территориях СССР нацисты широко пользовались сочетанием слов "жидо -большевизм", что давало возможность приравнять евреев к большевикам. Для агитации это была самая подходящая основа: можно было одновременно обращаться как к антиеврейским, так и к антисоветским настроениям широких слоев населения.

Эта пропаганда падала на плодородную почву, на которой семена зоологического антисемитизма культивировались местными жителями в течение столетий до начала Второй Мировой и еще более интенсивно использовались местными националистами в годы войны. Особенно эта пропаганда усилилась после начала войны с СССР в июне 1941 года. Уничтожение евреев оправдывалось тем, что они этого заслужили. В арсенале нацистской пропаганды было все наработанное за многие века - от процессов о "ритуальных убийствах" в раннем Средневековье, "Протоколов сионских мудрецов" до отравленных ядом юдофобии стрел из гебельсовского арсенала пропаганды.

Одна из административных провинций на оккупированных территориях СССР, так называемый "Остланд" ("Восточная страна"), включала кроме Белоруссии также Эстонию, Литву и Латвию, Вместе с рейхскомиссариатом "Украина" это были наиболее важные зоны нацистской пропаганды. На этих территориях обитали народы с разными историческими и политическими традициями, находящиеся на разных ступенях национального развития и с разным отношением к своим еврейским соседям. В этих местах Германия проводила массовую пропагандистскую деятельность, чтобы привлечь местные народы к достижению своих военных и политических целей. Но результаты этой работы были слабыми по простой причине: сама практика оккупации сводила на нет громкие пропагандистские лозунги.

Но в одном аспекте - еврейском, призывы нацистской пропаганды находились в полной гармонии с настроениями большей части местного населения. О значимости, которую придавали гитлеровцы пропаганде, свидетельствуют цифры. В строго секретном отчете о пропаганде, датированном 18 апреля 1942 года, сказано: "В оккупированных восточных землях издаются 127 газет - из них 62 на украинском языке, 20 на латвийском, 13 на эстонском, 13 на русском, 11 на литовском, 6 на белорусском, 1 на татарском и 1 на польском языке. Их общий тираж составляет примерно 2 миллиона экземпляров. 7 групп с передатчиками (радиосеть) и с радио - станциями в Риге, Ревеле (Таллине), Ковне (Каунасе), Минске с местными ответвлениями в Либау (Лиепае), Дорпате (Тарту), Вильнюсе, Барановичах и т.д. Передающая группа "Украина" с радиостанциями в Киеве, Виннице и Ровно. Кроме того, "солдатские передатчики" в Пскове, Смоленске, Днепропетровске и Симферополе. Из 50 немецких фильмов с текстами на украинском, русском и белорусском до сих пор разосланы 460 копий. Также издано 25 плакатов, стенных газет и иллюстраций, среди них три плаката и одна стенная газета с антисоветской и антиеврейской пропагандой. Листовок до сих пор напечатано около 800 видов, их тираж составляет многие миллионы экземпляров, брошюр: три брошюры для антисоветской пропаганды и одна брошюра "Украина и еврейские цепи" (Киев). Особой тенденцией в практике пропаганды является тема еврейского влияния в Москве, где основное внимание уделено близости между советскими властителями и еврейской плутократией".

Следует напомнить, что это было только начало (ведь отчет датирован апрелем 1942 года). В дальнейшем такая работа продолжалась и усиливалась. Что касается характера пропаганды среди белорусского населения, то она была больше антисоветской, чем антиеврейской. Мастера гебельсовской пропаганды знали, что антисемитизм для белорусского населения, в частности, на территории Советского Союза - не особенно эффективное средство. Из всех славянских народов Восточной Европы антисемитизм у белорусов (преимущественно крестьян) был наименее слабо выраженным. Погромы 80-х годов XIX столетия эти территории практически не затронули. Белостокский погром 1906 года был организован полицией. Да и в годы гражданской войны на этих территориях антиеврейские погромы практически не происходили.

В меморандуме белорусского коллаборациониста к руководителю вермахта за границей от августа 1942 года сказано: "Для белорусского народа не существует проблемы евреев, это чисто немецкое дело. Сказывается советское воспитание, игнорирующее расовые различия... Белорусы симпатизировали и сострадали евреям, смотрели на немцев как на варваров и вешателей, поскольку их еврейские соседи для них были такими же человеческими  созданиями, как и они сами... Массы относились к немецкой оккупации практически равнодушно. Расспрашивали только, находясь у громкоговорителей, о папиросах, и если не было их раздачи, то расходились. Охотно слушали советскую музыку. Призыв к вступлению в белорусские добровольные формации не нашел у них никакого отзыва".

Стоит также отметить, что среди сообщений айнзацгруппы В (оперативные карательные группы специального назначения для массовых казней гражданских лиц), действовавшей на территории Белоруссии, была информация о расовом сознании белорусского населения. Например, в рапорте такой группы от 7 октября 1941 года сообщается, что в белорусском районе вблизи Смоленска ей не удалось разжечь ненависть населения к евреям. Другие сообщения из Белоруссии подтверждают, что "острые меры против евреев, в частности, их уничтожение, существенно усилили антинемецкие настроения" и "что из-за пассивности и политической несознательности белорусов было невозможно организовать погромы евреев".

Намного трагичнее это выглядело в другой провинции "Остланда" - в Латвии. В отчете о политическом положении в этой провинции от 16 августа 1941 года шефа политического департамента рейхскомиссариата "Остланд" Трамфельдаха говорится о латвийской военизированной группе "Перконкруст" ("Громовой крест"), работавшей по инструкциям нацистов. Эта группа была незаменима в вопросах разжигания ненависти к евреям и большевикам.

Иначе в этом смысле выглядела та часть Белоруссии, которая была до 17 сентября 1939 года составной частью государственной территории Польши, а до начала немецко-советской войны в июне 1941-го находилась под властью Советов. На этой части Белоруссии менее чем двухлетняя советская оккупация в большой степени усилила антиеврейские настроения среди белорусского населения. Здесь сказалась лживая пропаганда о проживающих на этих территориях евреях, которые положительно отнеслись к советской власти. Местные евреи благодаря советской оккупации временно спаслись от опасности попасть под господство нацистстов, поэтому они приняли заметное участие (как еврейская молодежь, так и специалисты) в советском административном аппарате. Это послужило важным аргументом немецкой пропаганды в домыслах о доминировании еврейского элемента в большевизме, который был ненавистен широким слоям белорусского населения на этой территории. Здесь коллаборационизм значительной части белорусского населения (в частности, городского), сотрудничество с оккупантами приняли такие формы, как вспомогательная полиция, которая во многих случаях активно участвовала в уничтожении и преследованиях скрывающихся евреев.

В оккупированной советской (восточной) части Белоруссии коллаборацио-

низм, как движение, созданное там немцами (Белорусский центральный совет в Минске с Радославом Островским во главе), носил в основном антисоветский характер. Симптоматично, что призыв к партизанам от этого совета от 13 марта 1944 года с обращением вернуться ненаказанными из лесов не касался евреев - и это при том, что еврейское участие в партизанских отрядах было существенным. На оккупированной территории действовали как смешанные, так и полностью еврейские отряды.

Естественным было на так называемом "Белорусском конгрессе", который собрался в Минске в середине июня 1944 года, слышать речи с привычными антиеврейскими лозунгами, но они скорей предназначались для присутствовавшего генерал - комиссара Готберга, чем для белорусских слушателей. Уже через две недели центральный совет "Белорусского конгресса" бежал в страхе на запад.

В собрании нацистских пропагандистских материалов по Белоруссии, которые находятся в архиве Идишистского научного института (ИВО) в Нью-Йорке, имеется только одна листовка чисто антиеврейской направленности. Это маленький листок с заголовком "Знаете ли вы?, который содержит статистику участия евреев в партийной и хозяйственной жизни СССР. Из других политических направлений только "Белорусская народная республика", основанная в 1918 году, которая в основном состояла из возвратившихся эмигрантов, имела в какой-то степени пронацистское направление.

Было бы любопытно исследовать отношения между слабым резонансом нацистской антисемитской пропаганды у белорусов и судьбой еврейского населения в белорусских областях. Представляется, что наличие еврейских партизан в этих областях, как и еврейских семейных лагерей в лесах, которые мы не встречаем ни на каких других оккупированных территориях, имеет отношение к этим  фактам. Статистика числа спасшихся евреев в белорусских гетто по сравнению с другими регионами говорит о многом.

Гораздо более легкая задача была у нацистской пропаганды среди украинцев. С одной стороны, украинско-еврейские отношения имели под собой старую историческую традицию кровавых конфликтов, с другой - пронемецкая и пронацистская ориентация были распространены среди широкого спектра украинских политических и военных группировок, начиная со скоропадщины в 1918 году.

Стоит подчеркнуть, что даже после горьких результатов, к которым коллаборационизм привел в июле-августе 1941 года украинских националистов Мельника и Бандеру, отвернувшихся позже от сотрудничества с гитлеровским режимом, антиеврейский элемент остался постоянным фактором в политической программе под названием "Организация украинских националистов" - ОУН. Боевой лозунг бандеровцев был "Украина, свободная от евреев, поляков и немцев". Второй конгресс ОУН в апреле 1941 года в Кракове в его резолюции принял классический антиеврейский лозунг о "евреях- большевиках".

Повсеместно в оккупированных областях в украинском обществе пришли к власти пронацистские и коллаборационистские элементы, которые стремились попасть в милость немцев через антисемитские выступления. Знакомые наветы против евреев - что они возглавили советскую оккупацию Галиции и Волыни, что евреи доносили НКВД на украинских антисоветских деятелей и борцов, которых потом большевики уничтожили в тюрьмах перед своим отступлением, - были перепечатаны в украинских газетах и в листовках-обращениях к народу местных украинских комитетов.

С первого момента оккупации нацисты заполнили украинские территории антиеврейской пропагандой, которая тут же была перепечатана в коллаборационистских украинских газетах в оккупированных областях, в Германии и Чехии. Вступление немцев на украинские территории во многих городах и местечках сопровождалось волной антиеврейских погромов, особенно в Галиции и на Волыни. Были единичные случаи, когда украинское население по собственной инициативе организовывало выступления против евреев. Украинские комитеты разработали планы "еврейских акций" и обратились к исполнительной власти о разрешении их провести.

Известна трагическая роль украинской вспомогательной полиции в преследованиях и резне евреев и вне границ Украины. В этом плане, в противоположность Белоруссии, здесь не было существенного отличия в отношении большинства украинского населения в оккупированной советской Украине и в Восточной Галиции и Западной Волыни, которые до сентября 1939 года были в границах Польской Республики.

В секретном немецком документе о поездке по оккупированной территории советской Украины от июня 1943 года говорится о том, что во время инспекции автор документа встретил только четырех евреев, и то в штрафном лагере от "эс-де" (зихергайт-динст -  служба безопасности), где они были заняты как портные, и что "украинцы совершенно равнодушно восприняли уничтожение евреев".

Украинцы из областей, которые были до сентября 1939 года под польским владычеством, относились к евреям совершенно иначе, чем белорусы с "освобожденных" территорий. В Западной Белоруссии было больше случаев помощи и проявления симпатии по отношению к преследуемым евреям, чем в бывшей советской Украине. Это могут проиллюстрировать цифры; когда Красная Армия освободила Киев, то солдаты встретили здесь только несколько евреев, которые спаслись благодаря помощи их украинских соседей.  Во Львове число спасенных украинцами и поляками достигало по крайней мере нескольких десятков.

Официальный немецкий отчет за октябрь 1942 года, составленный главой службой пропаганды в Кракове, уверенно представляет Львов как место, где на отношения украинского населения к немцам повлияли вербовки рабочих для рейха и недовольства из-за истребления евреев. Последнее в документе пытаются объяснить не симпатиями к евреям, поскольку, согласно отчету, местное население полностью убеждено в необходимости их ликвидации, а методами уничтожения, дискредитирующими культурный народ и провоцирующими население к сравнению методов гестапо с методами ГПУ.

Можно выразить сомнение в справедливости генеральной установки  в этом отчете. Известно, что не все украинцы были убеждены в этой "необходимости". Достаточно указать на митрополита Шептицкого, на его письмо к Гимлеру в феврале 1942 года, в котором он протестовал против акций, направленных на уничтожение евреев. Это видно из его выступления в ноябре 1942 года против убийств евреев, в спасательной акции униатских церквей и в десятках индивидуальных случаев спасения евреев.

С другой стороны следует указать, что комбинация старого, укоренившегося исторического антисемитизма с нацистской идеологически обоснованной ненавистью к евреям именно на украинской земле вызвала самую страшную трагедию еврейского народа.

Поражение нацистских войск в Сталинградской битве привело к усилению

антиеврейской пропаганды. Таким путем фашистский режим пытался отвлечь внимание от тяжелой экономической ситуации в Германии и возложить вину за нее на евреев. Но к этому времени еврейского населения в оккупированных странах почти не осталось, оно было уничтожено. В Польше уцелело не более 10 процентов от довоенного еврейского населения, причем большинство евреев находились в строго изолированных лагерях и гетто.

В речах Гитлера и Гимлера в начале 1943 года евреи обвинялись в организации этой войны. Они требовали от оккупированных ими стран выдачи оставшихся в живых евреев. И к весне 1943-го в этих странах большинство евреев уже были уничтожены...

Статья основана на материалах книги Личности и события (исторические эссе)    Исайи Трунка, изданной в Буэнос - Айресе в 1962 году на идише.

На иллюстрациях - нацистские антисемитские плакаты и листовки, вылущенные на территориях оккупированных стран.

 

 К списку статей

 

Hosted by uCoz