Идиш и идишкайт

                                                                                     Александр Вишневецкий  

Расширенный вариант статьи опубликованной в газете "Новости недели" от 26 августа 2010 года в приложении "Время НН"     

 

Идиш и культура на этом языке это не отживший багаж, выброшенный на свалку истории, а   язык народа и отражение жизни, истории евреев в течение последнего  тысячелетия. По своим масштабам и накопленным духовным ценностям и знаниям это бесценное сокровище, потеря и пренебрежение которым крайне негативно сказывается, и будет сказываться в дальнейшем интеллектуальном, культурном и нравственном развитии нашего народа. Как жаль и обидно, что мы так легко отбрасываем то, что для других народов было бы величайшим национальным достоянием и предметом гордости. Еще сравнительно недавно, в начале двадцатого столетия, подавляющее число евреев владело тремя языками. Два из них были предназначены для внутреннего потребления, т.е. внутри еврейских общин  местечек и городов идиш и иврит, и один язык предназначался для внешней среды, т.е. для общения на языке того народа, среди которого жили евреи как национальное меньшинство. В будние дни основным языком внутреннего общения был идиш, а по субботам в  общении мужского населения преобладал иврит.

Убедиться в огромном значении языка идиш в былые времена можно, знакомясь с бесплатной библиотекой  Стивена Спилберга на этом языке в Интернете. Здесь выставлено около 12000 книг, изданных за последние 150 лет на языке идиш.  Отметим попутно, что это только небольшая часть разнообразных изданий, написанных в течение указанного периода. Среди этой обширной литературы имеются книги из всех областей человеческих знаний, переводы мировых классиков на идиш, но особый интерес представляют книги по еврейской тематике, и естественно, что таких книг подавляющее большинство. Огромное внимание уделено книгам, посвященным языку идиш, здесь множество словарей, книги по истории языка и формированию культуры на нем, методики преподавания этого языка, учебная литература на нем. Приведенный ниже материал, написан на основе  знакомства с книгами по тематике языка идиш из этой виртуальной библиотеки.

Более тысячи лет тому назад в районе городов Кельн, Майнц, Вормс, Шпайер, Мец у рек Рейн и Майн появились небольшие общины евреев, и с их поселением здесь связано зарождение нового языка - идиш. Не только идиш, а и ряд других европейских языков появились в то время. Новые европейские языки были обусловлены предшествующими завоеваниями римлян и германских племен. Но с евреями произошло нечто другое. Евреи попали в районы, где говорили на разных вариантах немецкого языка. Новый язык формировался на основе слов лошн койдеш  (святой язык- иврит), часто адаптированных, и из элементов привезенных сюда разговорных  языков из мест исходного проживания евреев,   из Северной Италии и Северной Франции, сюда же внедрялись слова  местного немецкого языка. Но весь этот исходный языковый материал с годами  преобразовался у евреев настолько, что стал для них родным. И когда позднее большая часть  евреев  двинулись дальше, в основном на восток, то  они сохранили этот язык, продолжая его развивать. В течение тысячелетия этот язык формировался и стал одним из величайших достижений  еврейского национального гения. Необходимо подчеркнуть, что документальные свидетельства о присутствии еврейской общины в районе Кельна имеются с 4-го столетия новой эры, но возникновение нового языка в то время не произошло.

В 801 году в Ахене при императоре Карле Великом всплывает имя еврея Ицхака как праотца ашкеназских евреев: он был одним из послов  короля  к халифу Багдада Харуну ар - Рашиду. Ицхак, отправленный четыре года назад в Багдад, благополучно вернулся с многочисленными подарками и с подаренным  слоном в Ахен. Карл Великий предоставил евреям широкие права в области торговли, но ограничил их в других правах. Он широко пользовался услугами еврейских купцов,  и  отправлял евреев с рядом поручений в восточные страны. Именно благоприятные для евреев условия при царствовании Карла Великого были причиной возникновения еврейских общин в районе среднего Рейна. С этого времени  это  новое еврейское местонахождение стало не только еврейским очагом, но и  исходной родиной ашкеназийских евреев. В 9 столетии и позднее здесь имеет место рост еврейского населения, хотя упоминание этого нового еврейского очага мы встречаем впервые  у Раши, т.е. гораздо позднее.

Но не только языком идиш мы обязаны этому еврейскому очагу, здесь формировались принципы еврейского ашкеназийского мировозрения идишкайт. Понятие - идишкайт, которое можно перевести, как еврейство,  объединяет помимо языка идиш также образ жизни, накопленный веками проживания в Европе, и культуру европейского еврейства. Многими своими свойствами идишкайт обязан черте оседлости, способствовавшей сохранению и развитию еврейского народа. Но становление языка идиш и идишкайт  произошло не сразу. В то время, когда идишкайт только начинал формироваться,  признанными мировоззренческими центрами у евреев был Вавилон и Эрец Исраэль. Даже позднее, в 11 столетии, евреи обращались к этим источникам по любым вопросам, связанным с жизнью в диаспоре, и здешние мудрецы старались дать на них свои четкие ответы. Но уже появляются местные авторитеты на берегах Рейна с именами Газакен (этот старик), или Гагадоль (этот великий). Была и декларация независимости у ашкеназов документ, юридически покончивший с полигамией, и тем самым впервые четко определившим различие между евреями Европы и евреями Востока. Этот документ имел  большое символическое значение у евреев, и рабби  Гершом бен Иехуда в 10 веке вошел в историю с гордым именем Свет голута. Именно он, рабби Гершом ввел постановление, запрещавшее полигамию у евреев. Этот запрет был затем принят в странах, где проживали ашкеназийские евреи. Как при своем появлении, так и в своей дальнейшей истории, идиш и идишкайт были тесно связаны между собой.  В 11 и 12 столетии из-за преследований в очаге проживания на Рейне евреи начали продвигаться на восток, юго-восток и юг. Уже к 13 столетию ашкеназы достигли стран, где языками местного населения был не немецкий, а славянские языки. Хотя немецкий очаг ашкеназийцев сохранялся в ряде веков и даже расширился, но основным очагом ашкеназийства  в итоге такого перемещения становится Восточная Европа. К 16-18 столетиям появляются центры ашкеназийского еврейства - Краков, Люблин,  Брест, Вильнюс, Меджибож. И опять выявляется выдающаяся личность, как символ ашкеназийского еврейства. Это большой ученый - рабби Яаков Поллак. Он учился в Германии, был раввином в Праге, около 1500 года  покинул Прагу, переехал в Краков и основал там школу для изучения Талмуда. Он получил в 1503 году от польского короля Александра право быть раввином Малой Польши с полномочиями разбирать всякие споры между евреями и наказывать их за преступления. Он ввел в своей школе метод изучения Талмуда, "пилпул" (из иврита приправлять перцем), основанный на спорах и  доказательных аргументах верующих спорщиков. Этот метод способствовал пониманию и развитию религиозного учения и его усвоения  в Польше. Благодаря этому, ставшему популярным, методу обучения в Краков начинают прибывать ученики из других европейских стран.

Произошедший раздел ашкеназов по двум национальным очагам в Центральной и Восточной Европе  привел в конечном итоге к усилению восточноевропейского еврейства. Несколько сот лет восточноевропейские евреи еще пытались следовать за центральноевропейским еврейством, но во время Бал шем Това и Вильнюского гаона произошел полный раздел, связанный с именем  Моше Мендельсона. Идеи Мендельсона, этого великого родоначальника Гаскалы (еврейского просвещения) положили начало процессу повышения уровня жизни  евреев Центральной Европы, но частично по этой причине и ряду других стала возможной массовая ассимиляция евреев и исчезновение языка идиш в этом регионе. В значительно меньшей степени сказалось последовавшее затем проникновение Гаскалы на отходе евреев Восточной Европы от идишкайт.

 Ашкеназы за тысячу лет своего существования стали  главной силой еврейского народа. Так в истории переплелись идиш и историческое развитие ашкеназийского еврейства. В языке идиш отразилась судьба еврейского народа. Народ  наделяет словами  только те материальные и духовные факторы, которые для него существенны. Язык продукт общины, и в нем нашла отражение деятельность ашкеназских евреев. Но и сам язык в свою очередь влиял на общину, он становился соучастником поведения.

История языка может быть изучена на основе источников. Но, в лучшем случае человеческие свидетельства охватывают период менее 100 лет, когда весьма пожилые люди вспоминают, как говорили в их далекой молодости. Можно посмотреть вглубь истории языка, сопоставляя его с другими языками. Важно, чтобы в старинных источниках были указаны даты. В 1963 году в Вормском махзоре (праздничный молитвенник) 1272 года, ныне хранящемся в Иерусалиме, было обнаружено предложение на идиш. На данное время- это старейший документ на идиш. В Кембридже, среди рукописей Каирской генизы  имеется документ на идиш 1382 года. Можно с уверенностью сказать, что документ Кембриджа не оригинал, а только копия более старого документа, написанного несколько десятков лет ранее.  Бирнбойм обнаружил медицинскую рукопись на идиш 1396 года в городском архиве Кельна. К тому же слова на идиш разбросаны в рукописях на лошн - кодеш, которые не датированы, но по всем признакам принадлежат 13 столетию. Рукописи Раши, жившего около 1100 года до нас дошли в виде копий, но в них уже имеются отдельные слова на идиш.

 Литература на идиш  имеет тот же возраст, что и язык, на котором она написана. Первые ее следы отслеживаются, в дошедших до нас старинных еврейских манускриптах на иврите, в виде отдельных слов перевода с иврита на идиш. Иногда такие записи были связаны с отсутствием подходящего слова на иврите и заменой этого слова словом на идиш. Таким записям сейчас около 900 лет. Иногда одни и те же слова в таком переводе встречаются  в одно и то же время по датировке в весьма удаленных друг от друга местах, что свидетельствует  о сложившемся к тому времени и распространенному языку идиш.

Отсутствие рукописных книг на идиш того отдаленного времени свидетельствует о том, что положение евреев тогда было весьма тяжелым, связанным с гонениями и преследованиями, и конечно евреи в этом случае в первую очередь спасали свои религиозные манускрипты, написанные на иврите, как святыни для верующих.

 

Рождение идиш было не единичным, особым актом, и невозможно точно определить, когда слова этого языка перестали быть частью предыдущего языка. Язык развивается постепенно, и даже люди могли не заметить, как они перешли на новый язык. Так что точное определение даты возникновения языка указать невозможно. К тому же до нас дошло только небольшое число первоисточников. И эти первоисточники, как отмечалось выше, это глоссы - отдельные слова, разбросанные в рукописях на лошн - койдеш или персональные имена. Среди  жертв первых крестовых походов упоминаются именно такие женские имена, записанные, как на иврите без гласных и огласовок, звучащие примерно как  современные ашкеназийские имена Брайна и Ентл.

Три признака характеризуют идиш в отличие от немецкого языка: отход от немецкого языка, включение слов с иврита, их срастание с немецкими словами, включение слов из других языков. Идиш основывается на разговорных немецких вариантах прошлого, отличных от нынешнего литературного языка. Но ни один нынешний немецкий диалект нельзя полностью приравнять к идиш по словам немецкого происхождения. Причиной этому является перемещение масс евреев в результате гонений и торговых поездок, что приводило к смешиванию немецких диалектов. Затем шел отход от ряда немецких глагольных форм и изменение звучания целого ряда слов. Связь немецкого и лошн- кодеш возникла сразу же как только евреи стали селиться на берегах Рейна. В первую очередь такая связь осуществлялась через религиозную терминологию (слова на иврите молитва, суббота, талит, хумеш, рав и т.д.). Также такая связь осуществлялась через ряд слов и предложений на иврите (чтобы окружающие не евреи не могли их  понять), слова из иврита получили  в ряде случаев немецкие окончания, происходило также сочетание немецких глаголов с существительными на иврите. Наконец, происходило внедрение слов из других языков - преимущественно славянских. Причем, первые славянизмы  обнаруживаются уже в письменных источниках начала 16 столетия. Чем дальше  идиш отодвигается от немецкого, тем больше славянизмов  обнаруживается в нем в присущих им грамматических формах, особенно со славянскими окончаниями, как в словах немецкого, так и ивритовского происхождения.

 В 16 столетии границы языка идиш расширились от северной Италии до Украины и России. На севере идиш достиг скандинавских стран. К 18 столетию евреи даже гордились тем, что с языком идиш они могут объехать и общаться по всему миру, книгопечатание на идиш имело место в Литве, Голландии, Польше, Чехии, Германии. При этом идиш восточноевропейских евреев начинает все больше отличаться от языка евреев Центральной Европы.

Во второй половине 18 столетия начинается кризис в области языка идиш, который приводит к тому, что идиш вытесняется из Германии, здесь евреи переходят на чисто немецкий язык, затем такой же процесс отказа от идиш происходит в Голландии. Скорей всего, гибель идиш здесь была обусловлена не только Гаскалой, но и жизнью евреев в больших индустриальных центрах,  в отличие от Восточной Европы, где большинство евреев проживало компактно в местечках. Однако еврейское население Центральной Европы не превышало в то время 200 тысяч человек, и эта потеря идиш было полностью компенсирована резким  ростом  еврейского населения Восточной Европы в 19 столетии. К тому же для евреев и языка идиш в конце этого столетия открылась Америка. Миллионные массы евреев здесь также говорили на идиш. В одном Нью-Йорке проживало больше евреев, чем в то время  во всем Эрец Исраэль.

Огромное положительное влияние на развитие идиш имел хасидизм, и в 19 столетии язык становился все полнее, ярче и разнообразнее. Вначале Гаскала, а затем рабочее движение вывели  язык идиш в широкий мир новых слов, обращений и выражений. Еврейская литература дала нам вечные картины старого местечка и современной жизни в городах.

За последние две тысячи лет евреи трижды меняли свой язык, был иврит, арамейский, идиш. Но это обычное явление в жизни народов. Так у ряда народов на территории бывшей Римской империи  был осуществлен отказ от латыни и заменен испанским, французским, итальянским, румынским языками. Евреи после  Вавилонского изгнания стали пользоваться арамейским языком, как национальным. Переход на новый язык дается нелегко. Арамейский стал литературным языком евреев. Арамейский язык вошел в Танах, Иерусалимский Талмуд, Вавилонский Талмуд, Зогар. Можно также утверждать, что евреи имели еще ряд языков-  фарси, греческий, арабский, испанский, французский. Но эти языки не поднялись до уровня национального еврейского  языка. Даже ладино не оставил заметного следа для еврейского народа, кроме небольшого числа колыбельных песен и баллад. И только идиш стал полноценным языком. Придя на берега Рейна со знанием итальянского и французского, евреи от них отказались, как несших в себе основу латинского языка, которым пользовались христианские проповедники. Христианство уже тогда ассоциировалось у евреев с гонениями, убийствами и погромами. В то же время пришедшие на берега Рейна евреи  были в плане образованности выше немцев, и у них не было потребности в ассимиляции. Идиш постепенно стал языком всего еврейского народа в разных странах Европы и затем в Америке. Неверно будет утверждать, что идиш был языком только женщин и девушек. Конечно, религиозная литература доминировала на иврите, которым владело мужское население, но светская литература была целиком на идиш, и она охватывала весь народ, все его слои. Литература на идиш способствовала предотвращению отхода евреев от идишкайт. Литература на идиш важнейшая  часть нашего национального состояния. По праведности, человечности ни одна из литератур не сможет сравниться с литературой на идиш. Скорей всего, это связано с тем, что выпало на долю евреям за два тысячелетия пребывания в голуте. Подобно тому, как евреи увековечили иврит и арамейский, также надо было поступить с идиш и ивритом.

Идиш и идишкайт стали синонимами, как тысячи лет тому назад идишкайт и еврейская вера были одним и тем же. Когда Гаскала в Центральной Европе  начала отрывать еврейскую веру от идишкайт, то тем самым  началось  разрушение еврейской среды и главное, языка идиш. И следствием этого стала ассимиляция.

 Даже для нас, евреев из бывшего Советского Союза, воспитанных на идеях атеизма, еврейская вера олицетворяет преданность всему еврейскому - среде, обычаям, образу жизни и в первую очередь, своему народу и нашей стране - Израиль. И в этой преданности языки идиш и иврит должны занимать самое достойное место.

 

К списку статей

Hosted by uCoz