Домой

К списку статей

фотографии к статье

   

"МАМЕ-ЛОШН" ЗА "ЖЕЛЕЗНЫМ ЗАНАВЕСОМ"

                                                                                      Александр Вишневецкий

Опубликовано в газете Новости недели 15 сентября 2011 года в приложении Время НН

Недавно мы в очередной раз отмечали одну из самых трагических дат в истории нашего народа - 12 августа   1952 года, когда  в СССР были убиты ведущие  еврейские интеллектуалы,  выдающиеся писатели, поэты, ученные, общественные деятели. Эти люди не совершили никаких преступлений против советского режима, напротив они были ему преданы душой и телом, и служили ему духом и делами. Единственная их вина была в том, что они были евреи, и они пытались сохранить и развить еврейское национальное самосознание, что было дозволено для всем в стране - кроме евреев...

 

В мировой еврейской среде сразу после революции  и накануне Второй мировой войны имел место спор о том, кто является продолжателем традиций и культуры евреев: Нью-Йорк, Москва или Варшава. Дело в том, что революция в начале дала еврейскому творчеству на языке идиш новые, большие возможности в Советском Союзе. Библиография литературы на идиш за годы 1918- 1948 в СССР дает цифру в 7000 единиц книг и периодических изданий; около 800 еврейских писателей работали в 12 направлениях: художественная литература, детская литература, фольклор, критика, филология, педагогика, научно-популярная, социально- политическая и др. Книги выходили большими тиражами. Детская литература для школ достигала тиражей в 50 тысяч экземпляров. Благодаря этим возможностям и появлению подготовленной плеяды новых молодых талантов казалось, что с их помощью удастся обновить духовный мир на старых руинах, начать новую страницу в еврейской культуре, указать новый путь для всего еврейского мира. Эти молодые люди видели  светлую перспективу после бедности, и они творили с радостью, задором и верой, готовые отдаться целиком идеям советской власти, во имя революции, и заодно отказаться от всего "загнившего" еврейского духовного наследства поколений и от дорогих святынь их  отцов и дедов, поколений еврейских  тружеников.  Среди этой молодой поросли талантов были: Изи Харик, Ицик Фефер, Лейб Квитко,  Арон Кушниров и многие другие. Правда, они испытывали муки творчества им не удавалось добиться отказа от укоренившихся понятий и традиций многих предшествующих поколений. Но они были молоды и верили в светлые перспективы своих деяний. Тем более что это прошлое было связано  с трагической судьбой народа в изгнании в течение многих столетий. Понятно, что деяния этой новой поросли воспринимались в еврейском мире неоднозначно. Ведь нельзя в принципе отвергнуть прошлое, накопленное многовековым трудом и опытом многих поколений, и все создавать вновь.  Любое развитие имеет в своей основе преемственность. На Западе представители идишистской национальной культуры надеялись, что время позволит этим молодым и, несомненно, талантливым людям  снова вернуться к тому бесценному наследию прошлого и продолжить его традиции. Но такого не происходило, отвергалось старое наследие целиком, как отжившее.

Один из этих   молодых  поэтов - очень талантливый, Изи Харик, в своих стихах, вспоминая прошлое местечек с их нуждой, отвергал их быт и традиции, звал к новой радостной жизни, которую обещала советская власть. Он осуждал пожилых людей из местечек, которым представлялось, что эта новизна  приведет молодых людей к ассимиляции. Характерным проявлением новых взглядов были некоторые стихи Изи Харика с острыми негативными и даже проклинающими словами. По сути,  эти стихи были направлены против честных, невиновных и бедных людей из народа, наших прошлых поколений, которые, невзирая на бедность, были духовно богаты и пытались сберечь духовное наследие прошлого. 

Ниже приведено характерное стихотворение И.Харика (построчный перевод):

               Уйдите, уйдите, вы - печальные деды

                С испуганными бородами,

                                        припорошенными снегом...

                 С несчастьями, с последней болью

                 Вы остались последние деды -

                 Уйдите, уйдите, вы печальные деды!

                  На Вас вся боль  Вашего местечка,

                   Раздавленного страданием

                                                             и нуждой...

                 Каждому черствому куску хлеба

                  Вы издавна были рады и улыбались.

                  Горе всему Вашему местечку -

                И сейчас Вы смотрите,  испуганные

                                                             и усталые,

                И у Вас  дрожат и трясутся колени...

                "Кто знает, кто знает,

                 Останутся ли эти теперь евреями?

                И у Вас дрожат и трусятся колени.

                 А мы, вот эти, которые еще зовут

                                                            вас дедами

                 Знаем, что это уже давно не нужно,

                 Мы идем на первые  звуки,

                 Первые звонки будущей радости,

                  Мы, которые все еще зовем вас

                                                                дедами.

  Он, как и многие молодые представители национальной культуры, видели в местечках унижение,   бедность,  попрошайничество, но не замечали духовное богатство душ, еврейскую семейственность, высокий моральный образ жизни; добрые дела, носителями которых были местечки, ответственность каждого перед другими, и главное, готовность поддержать еврейскую жизнь, невзирая на все экономические и политические преследования. Молодежь поверила  обещаниям коммунистической пропаганды о светлом будущем и ради этого готова была отказаться от всего прошлого, уничтожить даже то святое, что было заложено в каждом еврее веками, принести в жертву даже идишкайт ради пустого миража, за отзвуки будущей радости.

В 1925 году великий идишистский поэт  Лейвик посетил СССР и лично познакомился с группой молодых писателей и поэтов в Минске. Он открыто осудил в прессе их отказ, как от великих предшественников - Шолом Алейхема, Ицика Лайбуша Переца, Шолома Аша, так и от деятельности еврейских центров в Варшаве и Нью-Йорке, от предшествующей еврейской культуры и, в частности, еврейской литературы в царской России. Получилось, что в силу такого мировоззрения на плечи молодых ложился тяжелая и непосильная нагрузка создания новой  культуры. В то же время, в еврейских центрах Нью-Йорка и Варшавы не хотели мешать поколению молодых интеллектуалов в СССР. Здесь также нашлись уважаемые представители старшего поколения еврейских писателей, которые поддержали молодое поколение в СССР, но и они не были согласны с полным отказом от культурного наследия прошлого. Среди них были Давид Бергельсон, Юсеф  Опаташу, Мойше Кульбак, Макс Эрик и др. Мало того, Бергельсон, Кульбак и Эрик и целый ряд других деятелей еврейской культуры были настолько вдохновлены  и ослеплены светлыми горизонтами страны Советов, что перебрались в СССР. Молодая литературная поросль в США и Польше также поддалась влиянию идей советской литературы.

Ликвидация еврейской жизни в СССР велась планомерно. С 1919 наложен запрет на иврит с помощью евсекции. Казалось бы, причем здесь идиш и культура на нем. Но надо помнить, что идиш- это оригинальный и своеобразный  симбиоз немецкого языка, иврита и славянизмов, и запрет иврита негативно сказался в дальнейшем  на словарном запасе идиша, на его языковом богатстве и его развитии в СССР.

 Позднее Советская власть проявила себя в лучших качествах - тюрьмы, разрушение национальных традиций, а далее пошли пытки, расстрелы. Начиная с 1924 года, были арестованы и сосланы в отдаленные районы России тысячи сионистов. В 1929-1930  годах проводилось тотальное преследование  еврейских служителей культа - аресты, ссылки, расстрелы. С начала сороковых годов проводилась ликвидация руководства евсекции, а затем аресты, ссылки рядовых членов этой организации. Ломка организации общественной жизни, создание колхозов, индустриализация страны, переезд евреев из местечек в города в поисках работы и стремление получить образование еврейской молодежью вело к гибели еврейских местечек. Но, местечки с еврейским населением были основными очагами языка идиш и культуры на этом языке, и закат языка идиш и культуры на нем стали неизбежными, что вело  к быстрой ассимиляции. Аресты и уничтожение  еврейских писателей и общественных деятелей, связанных с языком и культурой на идише начинались в 1937-1938 годах. Тогда погибли Изи Харик, Моше Кульбак, Эстер Фрумкин, Макс Эрик, Исраэль Цинберг и десятки других. Тогда же началось повальное закрытие еврейских школ с преподаванием на этом языке. Были арестованы многие еврейские интеллектуалы. В 1939 году с началом второй мировой войны проводились аресты евреев на захваченных СССР территориях.

 Одновременно с этими процессами  возрос и быстро увеличился приток в литературу, искусство, музыку науку, медицину и т.д. еврейского населения, уже успевшего получить высшее образование за годы советской власти. Это опять-таки способствовало ассимиляции. Втянутые своей былой верой и возвеличением советской власти, многие еврейские писатели и поэты уже не могли выйти из порочного круга, в котором они оказались из-за своего нигилизма, отрицания всего многовекового наследия прошлого, и вынуждены были продолжить  этот фарс.

Но самое страшное было впереди. С началом Второй мировой войны и последовавшим затем вторжением фашистской Германии и ее сателлитов на территорию СССР произошла гибель  большей части европейского еврейства.

В годы войны  линия поведения советских властей в отношении евреев несколько изменилась, благодаря сближению с Западом из-за необходимости моральной и экономической поддержки, без которой СССР невозможно было выстоять и разгромить оккупантов. Борьба с нацизмом стала объединяющим фактором и роль евреев СССР и Запада  была важнейшим фактором в этом.  Благодаря этому в Советском Союзе появилась возможность вернуться к национальным ценностям, к истории еврейского народа это позволяло на таких примерах будить мужество и стойкость у людей. Именно в это время Давид Бергельсон, Дер Нистор, Перец Маркиш, Давид Гофштейн, Арон Кушниров и другие писали прозу и стихи о мужестве евреев, об историческом героизме, еврейских традициях, проводили исторические параллели мужества евреев в прошлом и настоящем. Появилось чувство гордости за богатыря Самсона, Иегуду Макаби, Бар Кохбу, раби Акиву и других, в творчестве уцелевших писателей и поэтов после довоенных чисток и в полях сражений мировой войны появились материалы  о религиозных ценностях и еврейских святынях. И даже такой поэт, как Ицик Фефер, преданный коммунист, написал стихи Я - еврей!. Такие произведения как Война Переца Маркиша, Дедушка с внуком драма Давида Бергельсона, Давид Гаровени, Бар-Кохба Самуила Галкина повествовали об историческом прошлом народа. Казалось, что наступает новая эпоха в советской литературе на идиш. Перец Маркиш в письме к И.Опаташну 19 августа 1945 года на фоне трагической гибели 6 миллионов евреев писал, что в этой войне родился еврейский воин, еврейский партизан, который кровью завоевал право на жизнь.

Но период облегчений длился недолго, он закончился даже раньше, чем пришла Победа, наступает тяжелое давление жестокого и не знающего пощады сталинизма. Начались требования - не писать о еврейских героях, не писать о страданиях еврейского народа. Яд антисемитизма еще с военных лет широко распространился затем среди народа и власти. Чтобы спастись, требовалось писать неправду, удобную  властям с излишним пафосом о дружбе народов в годы войны, о массовом спасении евреев и др.

В 1948 году с литературой на идиш было покончено. Все это проводилось тайно. Следом за гибелью трети мирового еврейства от рук фашистской Германии советская родина  продолжила процесс духовного и физического уничтожения оставшихся в живых евреев Восточной Европы. Вместо того чтобы взять на себя духовное наследство погибшего польского, литовского, румынского, венгерского еврейства евреи Советского Союза получили полное закрытие на языке идиш  школ, театров, газет, типографий, были уничтожены даже наборы еврейских букв в типографиях. Но и этого мало началось тотальное уничтожение творцов еврейского слова. Наиболее страшные акты геноцида, последовали, начиная с 1948 года. Тяжело и трагично была воспринята весть о гибели лидера советских евреев Соломона Михоэлса в 1948 году. В течение 8 лет, начиная с 1948 года, еврейские организации США требовали ответа от властей СССР о судьбе еврейской культуры и ее деятелей, но никакого ответа не было. Пошли протесты с Запада, но не было никакой ответной реакции со стороны властей.  В августе 1952 года последовала гибель большей части самых видных еврейских писателей и интеллектуалов, о которой на Западе узнали с большим опозданием. Были уничтожены наиболее видные представители еврейского народа, как Давид Бергельсон, Перец Маркиш, Давид Гофштейн, Дер Нистор, Лейб Квитко и многие другие.

Когда 25 февраля  1956 года первый секретарь ЦК КПСС Никита  Хрущев  на закрытом заседании 20 съезда коммунистов зачитал свой доклад О культе личности и его последствиях, то некоторая информация, в том числе и о гибели ведущих деятелей Еврейского антифашистского комитета попала на Запад. И только 5 июня 1956 года этот доклад попал на страницы Нью-Йорк таймс. Еще ранее, 30 апреля 1956 года в Нью-Йорке состоялась конференция для суда над убийцами еврейских писателей и деятелей искусств в Советской России и уничтоженных представителей еврейской культуры за железным занавесом. Этот суд был созван организациями еврейских рабочих и профсоюзов в одном из самых больших залов в гостинице Балтимор, где присутствовали 1200 делегатов от сотен организаций с правом голоса. Суд закончился зачтением обвинительного акта, который был принят единогласно. Также был показан советский документальный фильм о деятельности Еврейского антифашистского комитета и театра Михоэлса, снятый еще до закрытия театра и начала массовых арестов. Вся информация о суде была затем подробно изложена в небольшой книге на языке идиш, с которой можно теперь познакомиться в виртуальной электронной библиотеке Стива Спилберга.

 В  резолюции суда народа указано на то, что факты уничтожения еврейских писателей, погрома еврейской культуры, закрытия еврейских школ, уничтожения книг полностью подтвердились. В гибели еврейской интеллектуальной элиты вина всего советского руководства, всей советской системы. В резолюции зафиксировано требование освобождения всех политзаключенных, свободы еврейской культуры и еврейского воспитания, ликвидации железного занавеса, установления связей евреев СССР и евреев мира. Резолюция была принята единогласно.

Трагично было воспринимать весть о гибели еврейских общественных деятелей, так и ведущих идишистских писателей и поэтов. Не было ни одного еврейского писателя на Западе, который бы не отозвался на это злодеяние, выражая свое горе. Невозможно перечислить разочарование действиями советской власти, ее бессмысленной жестокостью. Можно только напомнить небольшую часть произведений на идише по этой теме:  Г.Лейвик- десятки стихов и поэм, И.И.Зингер Товариш Нахман, Мелех Равич Кровь на флаге, Л. Байон Уничтоженные еврейские писатели в России, Моше Гросман В заколдованной стране Джугашвили и Исповедь, Юсеф Рубинштейн Свиток России, Шмерко Кочергинский Я был партизаном, И. Яносович С еврейскими писателями в Советском Союзе, Мендл Манн Война -трилогия и многие, многие другие произведения - Якова Глатштейна, Якова Шацки, А.Лееле, Ш.Нигера, Якова Опатошу, Хаима Граде, Авраама Суцкевера, Иосифа Керлера, Александра Померанца и др. Особо хотелось бы выделить специфическое издание Сборники  в 1952 году в редакции Я.Опатошу и Г.Лейвика, где собраны материалы о погибших деятелях в СССР и ряд их произведений. Большинство этих книг ныне представлено в Интернете в виртуальной библиотеке Стива Спилберга.

Невосполнимые потери носителей языка идиш и культуры на нем, полная потеря местечковых еврейских общин с их основным языком общения идиш, и наличие государства Израиль, где доминирующим и государственным языком является иврит вот те основные причины, из-за которых идиш стал уделом небольшой группы профессионалов и любителей. С другой стороны огромный пласт духовных ценностей в виде письменных архивов и литературы на идиш требует привлечения значительного числа людей для перевода этих источников на иврит и другие современные языки нынешнего еврейства с тем, чтобы это духовное наследство народа, его опыт и знания, накопленные в прошлом, не пропали. Поколение бывших местечковых довоенных евреев, носителей языка, слишком малочисленно и уходит в небытие.

 

Материал статьи основан на литературных источниках на языке идиш, изданных на Западе и в Израиле, названия которых приведены в этой статье.

Hosted by uCoz